Смысл университетского образования в том, чтобы понять, что на самом деле никто ничего не знает.

Знания нет, есть поиск ответов. Этим университетские отличаются от институтских и техникумских. Они понимают, что ничего неизвестно, и что «… если придет к тебе сосед твой и скажет: «Это так!», прости его, ибо не ведает он, что говорит, и что также есть и другие теории».

Ученые меньше уверены в том, что делают, чем программист, сантехник или кассирша в окее.

Ученые меньше уверены в том, что делают, чем программист, сантехник или кассирша в окее. Их мир устроен сложнее автомата с колой. Это не потому, что они такие чудаки-слабаки, а оттого, что в их мире действительно больше вопросов, чем ответов.

В мире без университетской зауми все просто: жмешь на кнопку — получаешь результат. Два раза нажал на колу, две банки получил. Никогда вместо колы не будет вобла. Так удобно! А в мире науки ты в полной неопределенности.
Объясню. Сейчас слушаю дистанционный курс по нейролингвистике СпбГУ. «Лицо» курса — известная всем Черниговская, и она единственная говорит: «Это так, а это не так!» Ей просто положено создавать веру в устойчивость науки. Иначе вообще все развалится.

Остальные осторожно говорят о теориях, в рамках которых ведутся исследования, и о том, что «видимо, преждевременно говорить об универсальности этого подхода», или «до этого момента обе теории дают схожие результаты, но ни одна не может объяснить, что происходит дальше…». И такая неопределенность на каждом шагу.
Ученые знают, как мозг принимает и начинает обрабатывать акустические сигналы, но как он выбирает, какое слово из них сложить — тайна. «Дальше выбор происходит на основе интерпретации контекста» — но как именно, даже близко не понятно.

По вере вашей выучите вы языки, и по вере вашей исцелитесь.

А потом ты слышишь, как какой-нибудь мальчик-методист от английского говорит: «Человек учит язык так…» и рисует на флипчарте очередную ересь о том, «как мы учим язык». Да черт побери! Сотни ученых ломают голову, а тут опаньки — готовый «научно обоснованный» продукт. Отсутствие университетского подхода позволяет верить в одни вещи, в «эффективные» методики преподавания языка, в конкретные лекарства, и не верить в другие.
По вере вашей выучите вы языки и по вере вашей исцелитесь.

В мире, где ученые ничего не знают наверняка, а только догадываются и спорят, нам остается лишь верить в то, что нам говорят.

Однажды я переводил документы по клиническим исследованиям какого-то дорогущего лекарства от редкой болезни. Я часто вспоминаю этот эпизод, потому что он пошатнул мою картину мира. Врачи не знают, как работают лекарства! Нет механизма «жми кнопку — бери колу». Есть статистика. Они предполагают, что в определенном проценте случаев произойдет то-то и то-то, и пациент поправится, еще какой-то процент излечится в силу эффекта плацебо, а другим не будет ни жарко ни холодно. Есть статистика за, и статистика против, а вам лично будет по вере вашей.

«Пилите, Шура, пилите. Они золотые».

В мире, где ученые ничего не знают наверняка, а только догадываются и спорят, нам остается лишь верить в то, что говорят продавцы. Если говорят, что неправильные глаголы лучше учить по группам со сходным звучанием, просто поверьте в это и делайте так. Если вы верите, что нужно учить таблицы времен и «разговорные фразы», ради бога, верьте. По вере вашей что-нибудь выучите. В любом случае будет быстрее, чем искать в научных источниках достоверную информацию, какая методика лучше. Нет такой информации. Методика есть, а информации нет. Просто выбираешь, во что верить и пилишь.

Если и врач и пациент верят, что лекарство работает, с большой вероятностью так оно и случится. Если они оба университетские заумники, ничего не выйдет. Поэтому у фармацевтов сложная задача — сделать так, чтобы врач уверовал в лекарство и передал эту веру пациенту. И никому не рассказывать про статистику! Если все поймут, что покупают не исцеление, а статистическую вероятность, продажи рухнут.

Гомеопатия — шарлатанство? С точки зрения «науки» да. Но ведь работает. Просто потому что в нее верят.

Делать что-то только из веры очень похоже на то, как искать ключи не где потерял, а где светло, да? Да, похоже, но парадокс в том, что вера как раз и помогает их там найти. Правда, университетские заумники здесь имеют преимущество: они знают, куда светить, чтобы ключи нашлись с большей вероятностью.



 


Комментарии:

Нет комментариев

Оставить комментарий