Когда все кажется плохо, но надо что-то делать.

Мне кажется, наш родной русский язык очень устал. До чертиков устал.
И не «тся/ться», не «то» без дефиса, и не «какбудто» довели его до такого состояния, и не под тяжестью некой чрезмерной задачи страдает он, великий и могучий: нет, плохо ему от нашей мелочности, страха, несвободы и лжи.

Мы боимся, и мы мелочимся. Даже самое масштабное мероприятие в поле русского языка после ЕГЭ, «Тотальный диктант», отдает страхом и мелочностью. Я два раза был «диктатором», как пишут на памятных значках, которые выдают чтецам, и всегда это мероприятие вызывало множество вопросов.

Почему мы пишем диктант, а не эссе, не историю, не сочинение? Ведь из диктанта не понятно, насколько связно человек говорит, ясно ли он выражает мысли, может ли он вообще говорить о чем-то важном. Разве не это важно, а не формальные правила? Неужели орфография и пунктуация стоят того, чтобы выносить их на уровень национальной акции? Или все оттого что их легче проверять?

Господа, нас так легче проверять, понимаете? Поставить перед нами множество мелких задач-правил, убедить в их важности, тотально все продиктовать, проверить, наградить, опубликовать ошибки, которые на самом деле говорят только о слабой эрудиции и нарушениях фонематического слуха у пишущих, и сказать, что стоишь «на страже грамотности». Но это передергивание и ложь.

Такие акции забивают гвозди в гроб речи и языка — по гвоздю в год. Заостряя внимание на формальной грамотности при фиксации чужой речи, нас уводят в сторону от главной задачи речи и языка: создавать реальность, формулировать истину и делиться истиной. А потом еще ставят оценки и вводят систему апелляций по вопросам оценок. Как будто русскому языку есть какое-то дело до этих циферок.

Эта суета не только отвлекает нас от настоящей цели речи, но и открывает лазейку для лжи. Мало того, ложь становится востребованной. Она выглядит так же как истина, только немного понаряднее, посвежее, что-ли. Ложь отличается от истины как риторика от здорового общения.

Но как раз обучение живому и здоровому общению сейчас не в моде. Если мы всмотримся в образовательное пространство, на одном полюсе мы увидим правила, ЕГЭ и тоталитарный диктат, на другом — риторику и «ораторское искусство», которое подается как «искусство убеждать» и «искусство воздействовать». Как почитаешь рекламу, так и сам поверишь в то, что владеть речью нужно только чтобы торговать, преимущественно собой, навязывать кому-то свое мнение, или чтобы чувствовать себя уверенно в разговоре.

Но постойте, неужели можно серьезно думать, что русский язык веками создавался только для того, чтобы мы могли убеждать и воздействовать? Чтобы мы могли просто продать себя или свой товар? Разве это не мелко?

И опять подмена и ложь: риторика и убедительность имеют очень отдаленное отношение к речи и языку. Сбивчивая скороговорка цыганки может быть гораздо убедительнее самых зажигательных речей со сцены, а вовремя, но ненавязчиво показанная фирменная этикетка на кармане пиджака или циферблат хороших часов, выглядывающий из-под накрахмаленной манжеты, могут решить исход разговора лучше тысячи слов.

Между этими двумя полюсами, «тоталитарным» и «базарным» — океаны людей, которые чувствуют, что речь развивать надо, но нет у них своего материка: с одной стороны, и лгать не хочется, а с другой, проходить школьную программу заново не готовы. Огромное немое большинство честных и добросовестных людей, которые лишены голоса и представительства в публичном пространстве, а ведь нам есть, что сказать, и о чем рассказать. Мы живые.

Что же делать? Как развивать грамотную речь и как поставить достаточно масштабную задачу, чтобы не размениваться на правила и не кривить душой в риторических потугах, а заговорить прямо, смело и открыто?

Мне кажется, я нашел такое решение, но напишу о нем чуть позже, буквально к вечеру. Пока скажу только, что основывается оно на материалах и подходах, которые я применяю в своих программах по иностранному языку.

Фото — утро в Питере.


Комментарии:

Нет комментариев